Статьи

Вышел из печати восьмой том книги «Торпедное оружие»

Ее автор - академик Шамиль Алиев – один из ярких лидеров - теоретиков российского торпедного оружия.
В восьмом томе «Торпедного оружия» излагаются теоретические и практические решения задач цифрового информационного управления систем (ЦИУС) торпедного оружия, и они вместе с задачами синтеза информационного обеспечения жизненного цикла торпед составляют ядро для дальнейшего развития цикла задач, связанных с искусственным интеллектом. Связь вращательных производных в системе управления торпеды с архитектурой вычислительных систем, комплексов и сетей Шамиль Алиев чувствует очень глубоко, и его вычислительная жажда неутолима.
Ш.Г. Алиев - очень глубокий и разносторонний специалист, способный эффективно ворваться практически в любую проблему. Он обладает очень обширными, почти энциклопедическими, знаниями и способен обратить внимание ученых и высшего руководства страны на «горящие» задачи отрасли.
Ш.Г. Алиев - безусловно, один из самых ярких ученых, представляющих оборонный комплекс России, и его деятельность в Дагестане - большая научная и политическая опора и пример яркого сотрудничества центра с регионом. Мы полагаем, что программа 1-го в мире многотомника «Торпедное оружие» и руководитель проекта Ш.Г. Алиев заслуживают высокой оценки и поддержки как на академическом, так и на государственном уровне, пишет Герой Социалистического Труда, академик РАН Е.П. Велихов.

- Шамиль Гимбатович, экономический кризис коснулся всех областей нашей жизни, затронул он и оборонную промышленность. Какова ситуация на «Дагдизеле»?
- В России кризис и выход из кризиса формируются одновременно и почти на одной платформе. Любая другая страна после кризиса годами не может прийти в себя. Россия - нет. То же самое мы наблюдаем и в торпедостроении. К нам на предприятие приехала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в момент, когда многие, образно говоря, готовились к «отпеванию» торпедостроения. А ее визит оказал такое влияние, что я сейчас провожу периодизацию: торпедостроение в России до визита Матвиенко и после.
Валентина Ивановна устроила заводу полный разгром - и все по делу. Слово после ее выступления было предоставлено и мне. Я рассказал, что происходит в торпедостроении в мире и в России, и высказал мнение, что надо делать.
Сформулировал это так: России необходима фундаментальная национальная идеология торпедного оружия, как бы новая страница в торпедостроении.
Валентина Ивановна полностью меня поддержала, и в тот же день мы вылетели в Москву, чтобы на следующий день на расширенном заседании Совета Федерации с участием представителей правительства, в частности Министерства обороны, РАН сделать более расширенное сообщение. Мое сообщение было поддержано. В личной беседе с Дмитрием Рогозиным эта идея также, можно сказать, окрепла. В дальнейшем вопросы торпедостроения обсуждались на различных уровнях, в том числе в ходе конференции под председательством командующего ВМФ адмирала Виктора Чиркова, проведенной в Санкт-Петербурге Генеральным штабом.
- А у вас уже была «домашняя заготовка» к приезду высокого гостя или идея родилась спонтанно?
- Идея вынашивалась давно, еще с советских времен, и трижды я отстаивал ключевые моменты, связанные с торпедостроением на «Дагдизеле». В первый раз это было связано с нежеланием на всех уровнях обратить внимание на исследования по тепловой энергетике торпед. Головной институт в Ленинграде понимал это, а вот почти на всех чиновничьих уровнях не хотели даже слушать. Причина простая: объемы и планы завода, республики и отрасли были искусственно завышенными за счет стоимости серебра в торпедах. При переходе к тепловой энергетике планы проваливались. Я обратился в Политбюро ЦК КПСС через Ленинградский обком партии, дело сдвину лось с места. Но синяков хватило надолго. Второй кризис был, когда наш «Дагдизель» в начале 1990-х годов хотели перевести на производство оборудования по обработке шерсти, и тоже пришлось нелегко. Но решить вопрос удалось.
Третий кризис совпал с приездом Валентины Матвиенко на наш завод. После этого ситуация стала в корне меняться, однако и здесь есть большая опасность - как бы на этой волне чиновники не гнули другую линию.
Сейчас я вижу перед торпедостроением три главные задачи.
Во-первых, головной институт отрасли - «Гидроприбор», должен получить возможность иметь мощный вычислительный центр, экспериментальные полигоны и средства для постоянного проведения НИР и ОКР.
Во-вторых, необходимо переоснастить «Дагдизель» для принципиально нового производства торпед. Программа технического перевооружения нами полностью подготовлена в расчете на производство торпед УСЭТ-80 и даже опубликована.
В-третьих, сохранившийся еще с советских времен недостаточно обоснованный наукой взгляд на проверку, испытания, выборку торпед необходимо в корне поменять. Я эту проблему обсуждал с руководством Министерства обороны, и там разделяют мое мнение.
Сегодня принято решение созвать в 2015 году первый не только в российской, но и в советской истории форум по вопросам торпедостроения. Как научный руководитель этого форума, я надеюсь на его успешную организацию и проведение.
- Вы часто говорите о необходимости иметь аналитический центр для генеральных конструкторов. Каким, на ваш взгляд, должен быть первый шаг?
- Эффективная идеология любого оружия зависит от мощных интеллектуальных систем автоматического проектирования (САПР). Мы вместе с концерном «Морское подводное оружие «Гидроприбор» одними из первых в стране осознали это и продвинули идеологию САПР на высший научный уровень. Фундаментальный взгляд по аналитическому проектированию удалось отстоять, и мы вошли в энциклопедию РАН по тематике «Корабли и суда», а также в российскую морскую энциклопедию. И как результат - на нашем заводе «Дагдизель» появилась первая должность генерального конструктора САПР. На этой должности я стал руководителем первого российского проекта по созданию малой энциклопедии торпедного оружия. Этот проект не имеет аналогов в мире, но, к сожалению, идею САПР пока понимают недостаточно.
- Какое, на ваш взгляд, самое главное решение в области вооружения в России за последнее время?
- Безусловно, это выведение Военно-промышленной комиссии на самый высокий уровень. Возглавляет ВПК Верховный главнокомандующий, президент России Владимир Владимирович Путин. Важным является и то, что сегодня на этом уровне стали прислушиваться к мнению теоретиков оружия вообще и торпедного в частности, появилась возможность попасть на обсуждение и принятие решения на научный совет к Верховному главнокомандующему.
Беседовала Тагират Гасанова.

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse